Граница в 5 утра пройдена быстро, комфортно, штампы поставлены хирургическим путем — безапелляционно проезжайте, главное все молочное на стол и добро пожаловать в Европу.

Усталость пока не сказывается. Я как заядлый дальнобойщик уже 9 часов за рулем. Тут скорее сыграл роль пример семейных поездки на машине, мой отец может топить 2 тысячи километров прерываясь только на перекур и еду – вот это действительно дальний бой.

В общем, мы на территории Латвии. На девятый час кажется, что дневного света не существует и ты его когда-то выдумал, чтобы было проще передвигаться. Здесь так же нет фонарей, радует одно – дороги как масло. Но! Мы не мы, если не найдем немного убитости. Полусонные спустя километров 40 пропустили поворот и поехали вновь не туда. Разворот делали через какую-то деревушку – уютную, это вам не Опочка, но все же с ужасным дорожным покрытием, или отсутствием такового. Здесь впервые возникла мысль – надо спать. Вот здесь, встать по середине дороги и просто спать. Я сразу мысленно – ночь, включать печку и спать с включённой не стоит, укрываться не чем…как быть? Нет, говорю Ксюхе, я доеду до Вильнюса сегодня.

После петляний по проселочной дороге выезжаем на трассу. Спустя минут 40 понимаю, что столбы начинают вести себя как-то странно. Выбегают в центр дороги, пересекают двойную сплошную и вообще дерзят. Все, Ксюха, твоя взяла, тормозим на первой же запраке, буду прогревать тачку по будильнику и спать.

Заехали на первую попавшуюся, там уже мирно сопели водители фур. Мы расположились где-то между фурами и просто вырубились, я — укрывшись курткой, Ксюха — в пальто. Что удивительно, ни охранник, которого кажется не было на заправке, ни сама продавщица нам и слова не сказала. Это-то при воспоминании, когда я ездила в Краснодарский край, то вся трасса Дон М-4 – это просто какой-то заправочный рэкет. За место, чтобы просто поспать в машине, надо платить – я не знаю где еще есть такое место на земле…лалалала.

Мне снились козы и белки – к снегу, подумала я, и как в воду глядела, но про снег позже. Я же говорила, что планирование – это наша самая сильная сторона. Потому зимнюю резину я оставила дома, финты ушами пришлось наворачивать на обратном пути по заснеженной трассе на летней.

До Вильнюса доехали как в бреду. Поспать на заправке два часа – было круто, но абсолютно мало. Радовал рассвет, вера в день вернулась и вселяла надежду на светлое будущее. Самое удивительное, что Даугавпилс – это не первый город после границы и находится он на расстоянии 90 км от нее, но он стал первым осознанным городом – потому что день, потому что видно. Пейзажи удручающие — промышленные без промышленности, усталость на лицах и во всех домах. Проехали по главному мосту, чтобы выехать из города и решили тормознуть, чтобы сфотографировать мост. Оставили машину у какого-то покосившегося дома и тут рыжий кот. Пирожок, рыжее облако – такой мягкий и с наглой надменной мордой поглощал сосиску. Это все, больше о Даугавпилсе сказать нечего.

Всего от границы нам надо было проехать 360 км. После ночевки на заправке и Даугавпилса осталось примерно 170 км. Впереди виднеется город, поток машин увеличивается, въезжаем в Вильнюс и радости нашей нет предела. Я жду встречи с моим любимым старым городом. А мысли о том, что отель забронирован именно в этой части просто переполняют меня восторгом.
Да, все как я и представляла себе – за тяжелыми деревянными воротами площадка для парковки и бесконечная вереница ассиметричных домов, плотно прилегающие друг к другу, каждое окно если не произведение искусства, то небольшая ботаническая изюминка. Виноградная лоза, яркие кашпо с цветами, за листовой скрываются атомобили и велосипеды, дворы хоть и колоды, но благодаря низким домам свет проникает в каждый двор. И каждый двор – это залипательная история на несколько часов, какой-то гипноз, а не дворы.

Да, я же говорила, что мы приехали на концерт канадской певицы. Не буду рассказывать, какие чувства вызывает ее голос. Музыку, на которую повлияло российское происхождение певицы, можно описать как слоукор-рок и лоу-фай-поп.

Мишель Гуревич родилась в Торонто в семье эмигрантов из СССР. До переезда в Канаду её отец работал инженером в Ленинграде, мать была балериной в Государственном театре оперы и балета имени С. М. Кирова песня «Russian Ballerina» посвящена именно ей.

И обязательно оставили себе после концерта пару часов погулять по городу, но это утром, с новыми силами.

Утром взяли с Ксюшей кофе и отправились на прогулку, моя цель — снять город во всем объеме и просто на него посмотреть с высоты хоть какого-либо полета. Кстати, это еще одна моя странная привычка. В какой бы город я не приезжала, везде ищу возможность посмотреть на него сверху – это может быть гора, высотное здание, какой-нибудь кран или подстанция ГЭС, что угодно.

А тут фиаско, обзорная и самая высотная, не считая новых небоскрёбов на другой части города, точка закрыта на капитальный ремонт (прим. Башня Гедиминаса) ну как так-то. Вспоминаю, что еще летом, когда забиралась на башню, видела слева большой крест, вполне вероятно, что до него можно добраться и снять с той точки. Так и сделали, пройдя мимо главного входа в башню, чуть левее парк-гора, проходим мимо летней эстрады и находим желанную точку.

После решаем еще немного пройтись вдоль реки и посмотреть на новый город. Внимание привлекает странный мост с шаром. Как оказалось — это Жирмунский мост или по-литовски Žirmūnų tiltas. Автодорожный мост через реку Нерис, соединяющий районы Жирмунай и Антакальнис.  Кстати, проект моста был разработан ленинградским проектным институтом «Ленпромтранспроект». Но к чему этот металлический шар снизу, я так и не поняла.

Конечная цель в Вильнюсе – это Акрополис, по совету отправились посмотреть на самый большой гипермаркет города и его масштабы действительно поражают. Насладившись рождественской суетой, насмотревшись на трехметровые шакотис — традиционный литовский и польский торт, поехали дальше, нас ждет Сигулда.

Следующий, заключительный пост, будет посвящен отелю «хрен знает сколько звезд» или «вот это поворот», канатной дороге в Сигулде, которая по факту не является туристической и вызывает недоумение у сотрудников, когда «ох, эти русские» начинают фотографировать все и вся, и внезапной поездке в Ригу.

Поделиться

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *