Семьи Рысевых, Лукиных, Максимовых, Куприяновых, Тимофеевых, Шалаваевых, Шумиловых. Фамилии написаны на небольшом памятнике, размещенном возле дороги. Тихая трасса и моросящий дождь впечатывают в мою голову каждую фамилию. Меня покинули мысли, и я стою возле монумента будто парализованная.

Сегодня мне не хочется думать о чем-то плохом или хорошем. В целом, думать совсем не хочется. Есть места, где все твои ежедневные загоны, бытовые проблемы и весь твой жизненный багаж остается на трассе.

Я нахожусь в упраздненной деревне Большое Заречье. 30 октября 1943 года немецкий карательный отряд ворвался в деревню и сжег все дома. Несколько жителей было расстреляно, оставшиеся были согнаны в один из домов соседней деревни и сожжены заживо. Всего в этот день погибло 66 человек.

Сегодня деревня – это память. Памятью стала бронзовая фигура партизана, вернувшегося в сожженную деревню. На монументе написаны слова: «Здесь была жизнь. Здесь стояла деревня Большое Заречье. В октябре сорок третьего года фашистские каратели полностью уничтожили её, зверски расстреляли, замучили, заживо сожгли шестьдесят шесть её жителей…»

Поделиться

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *