На скорости мчусь по Октябрьской набережной в Невском районе Петербурга. Издалека вижу огромную тарелку, даже далекий от техники человек, сразу скажется – здесь есть связь. Теперь переносимся на 37 лет назад. Смотрим на импровизационный русский терем- избушку и представляем, что до 1980 года здесь стояли так называемые «глушилки» — специальная аппаратура, чтобы заглушать на различных частотах вражеские голоса антисоветских радиостанций. Активно использовать их начали с 1943 года, когда усадьба отошла в распоряжение Министерства связи СССР.

Но начнем по порядку, к примеру с даты рождения. Дачу начали строить с 1889 года и завершили к 1893 году. Владельцев и хозяев у территории было много, но меня интересует судьба именно дачи, потому-то начну свой рассказ именно с момента, когда усадьба стала принадлежать полковнику Александру Ивановичу Чернову. Именно он принимает решение снести обветшавший усадебный дом, который стоял до него, и возвести новый.

Чернов облагораживает прилегающий к усадьбе парк, появляются беседки, скамейки и пруды, отсыпаются дорожки. Чернов, конечно, был не так уж и прост. Предприимчивый товарищ, к тому времени получивший чин генерала, пытается извлечь выгоду из собственности. За посещение парка для прогулок и сбора грибов вводится плата. Отдельные участки на окраинах имения Чернов продает.

Во времена революции хозяин дачи исчез, вероятнее всего он уехал из России. В 1919 году в бывшей усадьбе открыли дом отдыха. В 30-е годы здесь разместилась больница, именно тогда здание и пострадало от переделок интерьера больше всего.

В конце 80-х годов стали появляться предложения вернуть территорию бывшей усадьбы городу: воссоздать старинный парк, а в усадебном доме, где сохранились уникальные интерьеры, устроить музей. Но судя по пейзажам, все остановилось на уровне «А давайте вот так…? Будет красиво. Ага, давайте!»

Сегодня территория усадьбы и правда обнесена забором, на верху все так же живописно размещена масштабная антенна (да простят меня знающие люди, но я и правда не ведаю, что это за приспособление). Забор выглядит как неприступная крепость – плотный, высокий, со всех сторон обнесен замками. Сказать, что усадьбу реставрируют не могу. Сказать, что она необитаема – тоже. Обхожу здание с другой стороны. Там обнаруживаю контрольно-пропускной пункт, на территории стоят машины. Само собой, в воскресенье никого на пункте нет. Решаю пройтись дворами и посмотреть, где заканчивается забор. Кстати, рядом с дачей и правда размещены небольшие, по всей видимости, искусственные пруды.

А дальше забор плавно перетекает в забор госпиталя, разделительной черты я так и не нашла. Просто какое-то большое секретное пятно в Невском районе, на каждом шагу запреты и таблички» «Вход посторонним запрещен». Пролезть можно, но боюсь в сам дом пробраться будет крайне сложно, да и зачем нарываться на неприятности? Не могу определенно сказать, что привнесла в мою жизнь эта поездка. Быть может, чувство недосказанности, поскольку все за забором и выглядит это слишком секретно для таких открытых территорий. А еще поняла, что в окружении наших муравейников, старинная усадьба так обезличивается, что через пару минут просто теряется на их фоне.

🚗 Координаты: 59°52’31″N 30°27’44″E

Поделиться

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *