-Этим мы подвяжем одно дерево, а эти палочки хорошо подойдут для свежих саженцев, — говорит себе под нос местный житель, увлеченно и с каким-то особым вдохновением роясь в помойке.

Навигатор настойчиво повторяет, что я прибыла на место назначения. Странно, думаю я, вместо роскошного, пусть и разрушенного здания, он указывает мне, что мое место назначения именно помойка. Заподозрив подвох, решаюсь поинтересоваться у кладоискателя, туда ли я прибыла и есть вообще здесь та самая дача Карла-Агафона Фаберже. Пытливый труженик удивленно смотрит на меня и указывает на лес. Обходит мусор со всем найденным в нем добром и приступает к работе.

-Дачи им все подавай. Нет там уже ничего, можете не искать клад. Достали со своими расспросами, — недовольно отвечает мне местный.

Я, конечно, сразу немного удивляюсь, поскольку никогда не думала, что похожа на кладоискателя или любителя быстрой наживы, если есть у них вообще какие-либо отличительные черты.

-Да нет же, я не ищу никакой клад. Мне просто интересно посмотреть на саму дачу, увидеть ее состояние, быть может просто прогуляться по территории. Я так, для себя больше, — спешу успокоить я знакомого.

-Нет бы делом заняться. Лучше бы работать пошла, чем дурью маяться. Я вот делом занять, уже второй год сажаю деревья, вот здесь, за мусором. У меня тут есть вишни, в прошлом году их посадил, а вот сейчас елочки буду зажать. А что до дачи, то вот она, за забором. Только там собака злая и, кажется, охрана есть. Не советую туда соваться, — продолжая свою работу, отвечает мне пытливый садовод.

Такое радушное приветствие меня немного разочаровывает. Но тон беседы меняется (что меня всегда удивляло), когда говорю, что я вообще-то журналист, а на дачу приехала так, для души. Люблю знаете ли по завалам поползать, релакснуть для здравия и тому подобное.

Здесь в беседу подключается еще один мимо проходящий мужчина, явно знакомый садовода. Спешит меня успокоить, что собака есть, но она не особо злая. Раздвигает забор и милостиво приглашает проверить степень ярости собаки. Я от такого приглашения не могу отказаться, потому что других способов попасть на территорию не нашла. Все-таки добрый народ живет в Осиновой Роще, ничего не могу сказать.

Да, впервые пришлось пролезть не совсем законным способом, чего я не приветствую. Просто расположена дача в густом лесу, который и скрывает сегодня строение от вот таких любопытных как я.

На территории дачи тихо. От забора идет расчищенная широкая тропа с колеей. Странная колея не дает мне покоя, поскольку благодаря завалу перед воротами сюда ни одна машина по всем законам вселенной не смогла бы проехать.

Перед поездкой я прочитала достаточно материала, чтобы быть готовой к самому ужасном пейзажу на месте постройки. Свежая информация датирована 2013 году и все поголовно пишут, что сегодня дача принадлежит Горному институту, но после этой информации сказано, что реконструкция так и не началась, дача постепенно разваливается. Могу точно сказать, что лишь часть информации соответствует правде. Дача и правда находится в запустении. Фотографии, датированные тем же 2013 годом, не будут сильно отличаться от моих. Могу точно сказать, что реконструкция не идет. Однако меня встречает охранник и он явно удивлен незваным гостем на теории.

Останавливает меня и начинаются расспросы – кто я, что я, зачем я? Говорю как есть, что очень хотелось увидеть дачу и другого выхода, как пролезть через забор не нашла. От честности он немного опешил, но разрешает мне сделать пару фотографий, но дальше охранной будки меня не пускает.

-А идет ли вообще реконструкция дачи и что вообще планирую делать здесь? — решаю выпытать я у охранника.

-Да ничего не идет. Стоит и разрушается, а больше сказать ничего не могу. Давайте-ка на выход, — обрывает меня сторож.

Нехотя разворачиваюсь, делаю еще пару кадров и мы отправляемся к выходу. По дороге успеваю выведать еще пару подробностей, и из разговора понимаю, что товарищ явно лукавит. Его будка выглядит так, будто сюда он переехал на ПМЖ. Кстати, собаки я так и не увидела, хотя охранник меня уверял, что она там, спрятана за его будкой. Любопытно все это.

История

Дача Карла Фаберже была построена в 1900 году по проекту архитектора Карла Шмидта. В 1907 году Карл Густович подарил усадьбу своему второму сыну — Агафону Фаберже. В том же году Агафон приступил к её перестройке, которой руководил Иван Гальнбек, работавший в фирме Фаберже художником. Обновлённый двухэтажный дом в стиле модерн был полностью закончен в 1908 году.

Современники называли эту дачу «малым Эрмитажем». В ней находились два совершенно уникальных собрания драгоценных камней и марок (311 447 экземпляров). А украшали её антикварная мебель, старинные ковры и гобелены, фарфор и бронза, гравюры, иконы, миниатюры, скульптуры.

После революции дача обыскивалась много раз: искали клады. Ну а после поисков дом был передан работникам НКВД – здесь устроили дом отдыха. В годы Великой Отечественной войны здесь действовал госпиталь; затем вплоть до 1991 года — оздоровительный детский сад №2021/92 Военной академии тыла и транспорта Министерства обороны. В конюшне и каретной при доме Фаберже работала автомастерская, позже сгоревшая. В 2007 году дача Фаберже была передана Горному институту, который должен был завершить реставрацию к 2011 году. Здесь планировали разместить музей — филиал Горного института. Но работа даже не начиналась, Горный не выполнял свою часть обещанной работы и начались судебные тяжбы.

Что же касается кладов, которые до сих пор усиленно ищут на даче Фаберже, скорее всего их нашли еще в 1920-х годах, как пишут многие источники.

🚗Координаты: 60°6’55″N 30°13’52″E

Поделиться

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *