Меня встречает радостный пес и местный житель, явно принявший или еще не отрезвевший со вчера. Щенок отчаянно пытается обратить на себя внимание, потому усиленно грызет штанину у мужчины. Мужчина же пытается отделаться от приставучей собаки. Щенка зовут Потап, а мужчина, судя по внешнему виду, пьет уже не первый год.  Вот и приехала я в деревню Воронино.  

Углубляться в историю пока не хочу. Мне удалось найти местных жителей и расспросить их о судьбе исторического строения. Удалось узнать, что происходило с постройкой на протяжении времени, что они здесь живут.

Пропустить усадьбу сложно, когда-то роскошная усадьба расположились прямо возле дороги. Разместившись на возвышенности, сегодня она постепенно обрастает новыми современным строениями. Местные жители степенно прогуливаются от магазина до своих жилищ, как будто и нет здесь этого строения.

Я подхожу к двум женщинам с ребенком, они идут прогулочным шагом и искренни удивляются, что их кто-то окрикнул. Как будто я выдергиваю их из глубокого сна. Извиняюсь, что побеспокоила и начинаю расспрашивать про усадьбу. Беседуем мы в непосредственной близости от строения. Женщина показывает рукой на полуразрушенный дом, и опять удивляется, что кому-то это может быть интересно.

«Вы знаете, летом здесь и правда много любопытных туристов. Приезжают на автобусах группами, ходят и фотографирую. Вот нет бы взяли и восстанавливать начали. Так нет, просто смотрят и уезжают. Здесь я живу с самого рождения (не стала уточнять, сколько женщине лет, но по виду, примерно 50-60 лет). Знаете, не помню, чтобы кто-то когда-нибудь хотел восстанавливать усадьбу, вот как стоит так и стоит. Вход в двухэтажное здание закрыт, а вот барский дом на противоположной стороне когда-то был жилым (конюшни были заселены семьями, некоторым жителям блокадного Ленинграда здесь давали жилье. Отопления и удобств, разумеется, не было, все на улице). В 1997 году вот это здание горело, там на первом этаже когда-то был танцевальный клуб, ну вот и подожгли его. Помню приехала, а тут такой пожар. Потому и сохранилось хуже всего», — ностальгически вспоминает жительница деревни.

В деревне Воронино сегодня проживает 21 человек. По словам моей случайной знакомой, лишь небольшую частицу усадьбы сохранил сторожила деревни, который прошел чуть ли не все круги бюрократического ада, чтобы забрать на восстановление небольшую часть конюшен. Судя по внешнему виду, ему удалось таки добиться своего. Да вот только по бумагам она ему так и не принадлежит. Как говорится, восстанавливать не будем, но и вам не дадим.

«Усадьба когда-то и правда была великолепной. Вы пройдите в парк, там дуб стоит, некоторые говорят, что ему 300 лет, но я не верю. Думаю, ему примерно 200 лет. Но его стоит увидеть! Идите, там недалеко», — рекомендует женщина.

Великолепный дуб и правда выглядит шедеврально, подобного я еще не видела. Окруженный разрухой, старинными липовыми аллеями, листвой, дуб разросся так, что затмевает своей красотой всю усадьбу.

Помимо небольших домиков, рядом с усадьбой расположился магазин, в котором покупать ничего не хочется и овощная база, сторожила которой следует за мной по пятам и комментирует любое мое действие. Я не против, думаю, что в весенний сезон случайные гости – целое событие.

Тяжелое, гнетущее и опустошающее ощущение остается у меня после визита деревни. Если бы можно было давать цвет обстановке, то я бы дала всему происходящему желтый и коричневый цвета.

Цвета болезни и разлуки.

История усадьбы

Активно усадьбу начали отстраивать в 1830 году, когда территории стали принадлежать супругам Енгалычевым — представителям татарского рода. Изначально, в 1712 году, Петр I пожаловал территорию общей площадью 10617 десятин Алексею Черкасскому, который заселил крестьянами одиннадцать деревень, выстроил две хозяйственные мызы с фруктовыми садами.

После вотчина отошла в приданое дочери Варваре Алексеевне, вышедшей замуж за графа Петра Шереметева. Далее земли отошли сначала его сыну Николаю Петровичу, потом внуку Дмитрию Николаевичу. Имея представительные родовые усадьбы в Подмосковье (Марково, Мещерино, Осташково, Троицкое-Шереметево, Чиркино) они не нуждались в новых и рассматривали петербургское поместье лишь как источник дохода.

Енгалычевы, приобретя имение в 1834 году и оценив удачное местоположение, снесли практически все строения, потому возраст усадьбы можно отсчитывать с 1834 года. В центре они поставили каменный, двухэтажный дом непритязательной архитектуры. Перед ним оставили большую поляну, в центре которой высадили дуб.

Кроме того, построили все необходимое в помещичьем быту: скотный двор, конюшни, амбары и птичники. Вблизи дома поставили только конюшни для выездных лошадей.

🚗 Координаты:  59°45’9″N   29°16’3″E

Поделиться

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *