Пост №9

«Незнакомец в электричке»


Пригородная электричка плелась медленно. Складывалось впечатление, что поезд и каждый вагон в отдельности накрыл экзистенциальный кризис. Определённо в металлической конструкции плотно поселилась мысль: «Стоит ли двигаться дальше? Может содержимое вагонов не заметит, что мы стоим на месте и просто уснёт. Так и простоим в поле до лета».

В вагоне было тихо. Вялый уставший голос из древних динамиков сообщал название следующих станций. Разобрать, что это за станции мог только очень просветленный человек, который либо умеет читать мысли, либо изображать рандомные фокусы.

Атмосфера была привычной, поэтому никто особо не обращал внимание на постапокалиптический пейзаж за окном и вокруг. Кто-то читал газету, другие успокаивали детей, которым явно хотелось ступить на унылую землю для поиска песочницы. Другие, утомившись от нескончаемых рабочих будней, открыв рот просто уснули. Окружающие в этот момент их не особо заботили. Конечно, они рисковали, поддавшись минутной слабости, пропустить свою остановку.

Меня же в этот день посетило странное и редкое настроение. Оно появляется после работы, когда ты выполнил все запланированные дела, с чистой совестью обдумываешь планы на будущее и расположение твоего духа так и подмывает к общению. От того и возникает любопытство изучать все окружающее вокруг тебя.

Зашёл он. Отлично сочетаясь с пейзажем за окном, сел на свободное место у окна. Я долго наблюдала за ним, рассматривала каждую деталь одежды, следила за выражением лица. Оно менялось каждые пять секунд. Незнакомцу было примерно 40-45 лет. Он был из тех людей, на которых подавляющее большинство смотрит презрительно и с нескрываемым отвращением. Таких называют по-разному: бомжи, бездомные, ну или просто бродяги. Не знаю почему, но я долго пыталась ответить себе на вопрос, почему жизнь и судьба людей с надломленной в какой-то момент жизненной историей не оставляет меня равнодушной. Она не вызывает у меня любопытство, что мол расскажи, как ты до такой жизни-то докатился. Скорее мне хочет не просто выслушать, но и посодействовать, принять участие в их судьбе.

Я сталкивалась с разными бездомными. Спускаясь в метро, вы обязательно наткнетесь на них. Кто-то просит денег, кто-то просто сидит на ступенях, не в силах встать. С другими мы пересеклась на остановке, в летнее время они мирно спять на скамейке ожидания. Зимой же они оккупируют все подвальные помещения, стараюсь прожить еще пару месяцев, пока не наступит тепло. И если среди этой разношерстной публики есть интеллигенция, то мой новый знакомый был именно из них.
Вся его одежда и затертая до дыр сумка говорили, что комфортные условия последний раз он видел очень давно. Брюки на нем были явно ни его размера, свитер с оленями пестрил дырами, обувь вековой давности требовала срочного ремонта.

Но я наблюдала за ним и не могла остановиться. Он достал из своей сумки небольшую расческу, на который осталось всего пару зубчиков, и начал расчесывать спутанную бороду. Когда закончил приводить прическу и бороду в порядок, приступил к ботинкам. Щетка была старой, да и крема для обуви у него не было. Все неточности своей уборки он корректировал белым платочком.

Приводил в порядок он себя минут 30, а после заметил, что я на него пристально смотрю и смущенно отвел глаза. Если и использовать это выражение хоть где-нибудь, то именно в этой ситуации — мое сердце защемило, буквально налилось кровью от жалости к нему, от жалости ко всему живому вокруг меня.

Но дальше было еще хуже, кажется, мой главный орган мог не выдержать этого. Из сумки он достал мороженое, уже прилично подтаявшее эскимо. Глядя в окно, в котором до сих пор мелькал все тот же постапокалиптический пейзаж, он аккуратно начал есть сладость.
Его фигура в моем мире олицетворяла на тот момент какую-то беззащитность и детскую наивность. Как будто маленький ребенок купил заветное мороженое и наконец-то приступил к сакральному действию. Он так тщательно готовился к встрече с, возможно, единственной едой на сегодняшний день.

Я пропустила свою остановку. Спящий рядом со мной мужчина, услышав бурчавший голос из динамика, моментально встал и вышел, как положено, на своей станции.


Пост №10

«Вспоминая детство»

Отключи свой комментарий внутреннего уха. Прекрати блуждать во сне, знаешь, это глупо. В этом мире мы гостим, знает это детка. На вопрос «Куда идешь?» нет его ответа. «Собирать побольше звезд, там печали нету», — все что скажет он тебе, несмышлёный детка. Он спешит сказать всему, «Здравствую, солнце, здесь я». Выяснять же, что к чему рано, несомненно.

Для тебя же проще все бросить не испробовав. Все таинственные «но» отметаешь в пропасть. Сколько дружба стоит ты знаешь, это просто. О предательстве давно рассуждаешь вскользь так. Быть таким тебя учил чертов этот опыт.

Наблюдаешь ты за ним, миром детства снова. Как же было тихо в нем вспоминаешь, кроха? Изучал, ступал и шел, падал – не сдавался, а сейчас летишь к чертям глазом не моргая. Сколько стоит оживить внутреннее эго? Ведь соскучилось, в пыли, заблудилось где-то. Задаешь вопрос не так, ты уверен точно. Разве можно покупать, что ушло далеко?

Мир вернуть ты сможешь вновь, лишь построив новый. Это трудно, спорить здесь мне с тобой не стоит. По крупицам собирать – это лишь фундамент. Наполнять ты не спеши, хрупок твой бокал ведь. Для начала оцени, он тебе подходит? Лицезри, поставь на стол, не используй сразу. Не задень его локтем просто наблюдая. И почувствуй грань стекла взгляды не кидая. Как тебе такой сосуд, по размеру вышел? Ты готов принять тот путь, что утратил выше? Тихо ты киваешь.

Вот теперь готов ты вновь наполнять сосуды. Вспомни детства уголок, ласковые руки. Легкий день, тепла уют и клади основы. День за днем стели слои, нет здесь места бою. Приступай уже сейчас, время утекает. Самый ценный в мире дар быстро исчезает.

Поделиться

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *